тел : (000) 000 - 00 - 00
        (000) 000 - 00 - 00
        (000) 000 - 00 - 00
Интернет-магазин
прекратил свою работу
Email  
Пароль
Регистрация | Забыли пароль ?
Главная   Контакты
 
Новинки   Оплата и доставка
 
Скидки   Как оформить заказ
 
Режим работы:

пн.-пт.: 10:00-18:00
подробнее
Товаров 0

На сумму 0 грн.
Каталог книг » Известные архитекторы » Ле Корбюзье
Подарочные книги о Киеве и Украине
Книги о путешествиях
Книги по архитектуре. Архитекторы
Книги по живописи, о художниках 
Книги по истории мировой культуры и искусства
Книги по дизайну. Дизайн интерьеров
История костюма. Книги о моде
Книги по рукоделию и хобби 
Книги по фотографии
Подарочные книги по кулинарии
Ландшафтный дизайн. Книги
Книга в подарок мужчине
Книги для женщин
Подарок шефу (начальнику, руководителю, бизнесмену)
Ежедневники
Книги по бизнесу 
Книги по психологии
Родителям о детях
Книги по истории
Жизнь известных людей
Научно-популярная литература
Спорт и здоровый образ жизни. Книги
Музыка, танец, кино, писательское и актерское мастерство, копирайт
Художественная литература
Книги по религии и мифологии. Религиозная литература
Библиотеки. Энциклопедии. Комплекты книг
Элитные книги в кожаном переплете

Издательства

Статьи
Как читать книги (18)
История и стили архитектуры (10)
Известные архитекторы (5)
Памятники архитектуры (13)
История живописи. Стили живописи (18)
Известные художники (11)
Живописные техники (13)
История дизайна. Стили дизайна. (33)
Известные кутюрье и модельеры (36)
Известные путешественники (8)
Чудеса природы мира (51)
Интересные города мира (28)
История и марки автомобилей (1)
Здоровое питание (14)
Этикет для мужчин (9)
Великие открытия (4)
Известные политики, бизнесмены, (2)

 

 
Ле Корбюзье  

Ле Корбюзье

Ле Корбюзье

   Немногие архитекторы выразили надежды и разочарования века индустриализации с такой точностью, как Ле Корбюзье, и лишь некоторые подобно ему шокировали и возмущали своих современников, за исключением Адольфа Лоза и Фрэнка Ллойда Райта. Сарказм и клевета в течение всей жизни сопровождали Ле Корбюзье - одного из самых необыкновенных архитекторов, всемирная слава которого сделала его имя почти нарицательным. Если рассматривать труд, которому была посвящена вся его жизнь на протяжении шестидесяти лет, - начиная с виллы Фалле 1907 года и до проектов, завершенных уже после его смерти, - можно лишь поражаться изобилию творческих идей и продуктивности мастера. Ле Корбюзье построил 75 отдельных сооружений в 12 странах и разработал 42 значительных градостроительных плана. Он оставил 8 000 рисунков, более 400 живописных работ, 44 скульптуры и 27 эскизов гобеленов. Наряду с этим он написал 34 книги по архитектуре общей сложностью в 7 000 страниц, сотни статей и, помимо деловой переписки, порядка 6500 личных писем.

   Ле Корбюзье был свидетелем распространения авто- и авиатранспорта и явился одним из первых архитекторов, строивших одновременно на разных континентах, приобретя всемирную славу передового зодчего. Благодаря фотографии и прессе архитектор был видной личностью, и его суждения по разным вопросам нередко вызывали сенсацию. Этот разносторонний человек сам сознательно формировал собственный общественный имидж, вбирая в себя все напряжение ХХ века, и оставил нам уникальное по своей комплексности творческое наследие. Одной из основополагающих черт характера Ле Корбюзье была верность. Общественные связи, сложившиеся у него в его родном городе, оставались неизменными на протяжении всей жизни архитектора. Его мать, Мари-Амели Жаннере-Перре и брат Альберт, музыканты, всегда оставались для него самыми близкими людьми и советчиками, как и писатель Вильям Риттер. Он поддерживал тесные контакты как с друзьями юности - Леоном Перреном и Огюстом Клипштайном, так и с художниками, как Фернан Леже или Луи Сутер.

Вся Европа - школа для Ле Корбюзье

   Шарль Эдуард Жаннере, принявший художественный псевдоним Ле Корбюзье лишь в 1920-м году, родился в 1887 году в Ла-Шо-де-Фон - городе в швейцарских горах Юра,который Карл Маркс назвал "единственной в своем роде часовой мануфактурой". Потому-то взаимодействие и взаимовлияние производства и прикладного искусства и сформировали основу профессиональной деятельности Жаннере. В здешней среде люди верили в педагогические добродетели геометрической формы, являвшейся важнейшим элементом учебной методы Фрёбеля. С "конструктором", разработанным этим педагогом, Шарль Эдуард Жаннере познакомился еще ребенком - как и юный Фрэнк Ллойд Райт, но 20 годами позже. Жаннере учился в Школе искусств Ла-Шо-де-Фон, которой руководил художник Шарль Л`Эплатенье, испытавший влияние идей Рёскина, а также движения "Искусств и ремесел". Обучаясь в этой школе, будущий зодчий постепенно отдалялся от целей профессии резчика, чеканщика и гравера часовых корпусов и открывал для себя архитектуру.

   Профессии же архитектора Ле Корбюзье, собственно, учился на протяжении всей своей жизни в бесчисленных поездках по миру. На нарисованной им самим карте Европы отмечено три типа мест, где он побывал с 1907 по 1912 год, а именно культурные, промышленные и фольклорно-исторические центры. Первое путешествие привело его в Тоскану, где он писал нежные акварели си видами строений Пизы, Сиены и Флоренции. Он поставил себе целью расшифровать "язык камня" и интересовался не только декоративными элементами, но также самими строениями. В частности, внимание Ле Корбюзье привлекла архитектура монастыря картезианцев Галуццо в Валь-д`Эма. Затем будущий архитектор посетил Вену и Париж. В Париже художник-плакатист Эжен Грассе рассказал Шарлю Эдуару о братьях Перре, который "закладывали в деревянные ящики бетон с железом". Увидев эскизы начинающего мастера, Перре сразу взял Жаннере на работу: в бюро Перре на первом этаже нового жилого дома с офисами по улице Франклин, 25а, Шарль Эдуар проработал 15 месяцев. Он занимался проектом собора Орана, а в 1908 году выполнил проект охотничьего домика Ла Соло в Солони. Перре значительно повлиял на формирование вкуса архитектора, познакомив его с такими сооружениями, как виадук Гараби Гюстава Эйфеля, парижские постройки Анатоля де Бордо и Анри Соважа, а также творениями Тони Гарнье в Лионе.

Ле Корбюзье

   В Париже, где он жил в мансарде на набережной Сен-Мишель, в 1908 году Жаннере прочитал "Так говорил Заратустра" Фридриха Ницше, "Жизнь Иисуса" Эрнеста Ренана и "Великих посвященных" Эдуара Шюре. Ницшеанский императив "будь тем, кто ты есть" стал его девизом. Затем Л`Эплатенье отправил Шарля Эдуара в Германию изучать там новые тенденции в прикладном искусстве и промышленности и посоветовал написать книгу о градостроительстве с целью критического разбора местных концепций и конструкций. Точно так же, как Вальтер Гропиус и Людвиг ван дер Роэ, некоторое время он работал у берлинского архитектора Петера Беренса. Затем навестил своего брата Альбера в учебном заведении швейцарского хореографа Жака Далькроза в городе-саде Хеллерау под Дрезденом и открыл для себя функциональный неокласицизм Генриха Тессенова, построившего в этом городке многие жилые дома и здание музыкального театра. В Мюнхене Жаннере познакомился с писателем Вильямом Риттером, который помог ему разобраться в различиях между германской и романской культурами.

   Риттер хорошо знал славянские страны и посоветовал Жаннере посетить их, что тот и сделал. Сначала он отправился в Прагу, потом - в Сербию и Болгарию, запечатлев в рисунках их сельскую архитектуру. Кульминацией путешествия по Балканам стали Константинополь и Афины. Архитектора чаровали силуэты османской столицы, и он выполнил бесчисленное множество зарисовок городских зданий и домов на склонах гор. Яркое впечатление произвел на Жаннере и архитектурный ансамбль афинского Акрополя. После Греции Шарль Эдуар открыл для себя Помпеи, затем Рим и поэтические окрестности виллы Адриана в Тиволи.

   По возвращении Жаннере описал свои путевые впечатления в статьях, которые были опубликованы в газете "Feuille d`avis de la Chaux-de-Fonds". Знания, полученные им в результате знакомства с городскими пейзажами, памятниками архитектуры и народными архитектурными стилями, легли в основу его последующих проектов. Жаннере составил каталог градостроительных, архитектурных и декоративных элементов, которые он применял в своем творчестве без какого-либо фетишизма. Знание истории развития строительных техник не умаляло его уважения к постройкам античности и эпохи Возрождения. Впоследствии он цитировал "учение Рима" и ругал "достопочтенные остовы" Академии изящных искусств, которые искажали и выхолащивали это учение.

Ле Корбюзье в поисках "нового духа" в Париже

Ле Корбюзье

   Реакцией на разорение областей Франции, побывавших подокупацией, стал проект "Дом-ино" (от лат. "domus" - дом, "innovatio" - новшество), разработанный Шарлем Эдуаром Жаннере инженером-строителем Максом дю Буа в 1914 году. Проект подразумевал сооружение Г- или П - образных в плане построек, которые собирались по принципу "домика" из костяшек домино. Их конструкция из бетонных опор и плит предоставляла максимальную свободу при оформлении фасада и планировке внутренних помещений. В это время Жаннере вел тесную переписку с Перре и одновременно начал (но так никогда и не закончил) писать книгу "Франция - Германия", которая во всеуслышанье заявляла о ведущем месте Франции в развитии современной архитектуры. Весь 1915 год архитектор занимался подготовкой рисунков и чертежей для книг о планировке городов и парков, намереваясь завершить начатый в 1909-м труд о градостроительстве, от которого он, впрочем, впоследствии откажется.

   В 1917 году Жаннере поселился в Париже, полный решимости завоевать этот город. Поначалу он вел "двойную" жизнь - как человек, работающий в области строительства, и как "свободный художник". Единственный осуществленный им тогда проект - водонапорная башня для одного виноградника в районе Бордо, в Подансаке. оформленная с привлечением элементов неоклассицизма. Собственные профессиональные разочарования стали причиной интереса архитектора к вопросу послевоенного рабочего движения, и он сблизился с реформаторски настроенными предпринимателями. Через Перре он познакомился с художником Амеде Озанфаном, издателем журнала "L`Elan" ("Порыв", 1915), который пробудил в Жаннере уверенность в его способностях как художника. В 1918-м Озанфан и Жаннере вместе представили свои картины в галерее "Томас" в Париже. В дополнение к выставке Озанфан и Жаннере опубликовали манифест "После кубизма", где декларировали довольно амбициозную эстетическую программу. В ней они восхваляли "объекты абсолютнейшей банальности", обладающие "преимуществом абсолютной читаемости и узнаваемости без усилий, исключающие рассеяние и отвлечение внимания". В том же самом году, когда Жан Кокто в "Петухе и Арлекине" превозносил французские и романские добродетели, Озанфан и Жаннере сближали древнегреческую архитектуру с современным промышленным строительством.

   В 1920 году вместе с поэтом-публицистом и последователем дадаизма Полем Дерме они основали журнал "Новый дух" - "международный иллюстрированный журнал современной трудовой деятельности", в котором они публиковали свои теории и критические статьи. Название было взято из стихотворения Гийома Аполлинера. В 28 номерах журнала, просуществовавшего до 1925 года, Озанфан и Жаннере рассказывали о современных политических, художественных и научных событиях. Буквально с первого номера Жаннер писал под псевдонимом Ле Корбюзье (в подражание своим предками Лекорбезье и, возможно, также художнику Ле Фоконье). Образный мир "Нового духа" был родствен живописным полотнам Жаннере, создававшимся им с 1919 года. Благодаря Озанфану Шарль Эдуар познакомился с такими художниками, как Хуан Грис, Фернан Леже и Жак Липшиц, и посещал крупные выставки галеристов Канвейлера и Уде, у которых приобретал картины кубистов по поручению базельского банкира Рауля Ла Роша. В рамках "возвращения к порядку", начатого во время войны, Озанфан и Жаннере, подобно кубистам, занялись поиском очищенного, рафинированного языка форм, однако отказывались от деления объектов на предметы искусства и предметы потребления точно так же, как и от любого скатывания в декоративность. Чтобы продемонстрировать формальные константы, они конструировали свои картины как "собрание типических объектов": округлые формы графинов. стаканов из бистро, стопок тарелок, гитар и дудок вели диалог с прямоугольниками книг и игральных костей. Эти "семейные портреты" машинного века, известные как "органические композиции". воплощали порядок и лаконизм, но благодаря заимствованной у Древней Греции цветовой палитре передавали зрителю ощущение классического спокойствия.

Ле Корбюзье

   "Новый дух" распространялся по всему миру. и Ле Корбюзье печатал в нем статьи, которые позднее вошли в такие антологии, как "К архитектуре"1923 года. В 1925-м он опубликовал "Урбанизм", "Декоративное искусство сегодня" и в соавторстве с Озанфаном - "Современная живопись". Последний выпуск журнала - номер 29 - был преобразован в 1926 году в "Альманах современной архитектуры". Сборник "К архитектуре" уже вскоре после выхода в свет был переведен на английский и немецкий языки. Путем смелых сравнений эта книга демонстрировала связи между миром машин и миром искусства, открывая читателю новые направления мышления. Сопоставляя Парфенон с автомобилем Делажа, Ле Корбюзье наводил на мысль, что красота камня, обработанного скульптором, и красота детали машины сопоставимы. Его "наставления господам архитекторам" по поводу "добродетелей" плана, фасада и объема шли рука об руку со стремлением открыть "глаза, которые не видят", и заставить увидеть машины - самолеты, автомобили и корабли. С другой стороны, он никогда не забывал обращаться к истории или подчеркивать "учение Рима" и золотого сечения, на которых основаны пропорции собора Парижской Богоматери или ворот Сен-Дени, подтверждая их неизменную актуальность.

Ле Корбюзье - врач больных городов

   В 1920-е года архитектурная деятельность Ле Корбюзье развивалась в двух направлениях. Во-первых, он продолжал работать над проектом "Дом-ино", начатым в 1914 году. Во-вторых, наряду с разработками, нацеленными на экономию средств, занимался частными заказами на постройки с привязкой к конкретной местности. Состоятельные клиенты нередко знакомились с ним по журналу "Новый дух" или выставкам. Как человек и архитектор со склонностью к провокации Ле Корбюзье быстро обрел славу "иконоборца" в градостроительстве. Лозунги "Ves une architecture" получили развитие в его книге "Урбанизм", где он клеймил позором "коридорную улицу". Оспаривая "медицинский" подход, путем которого европейские градостроители полагали лечить "невзгоды" больших городов, он выступал за радикальную "хирургию", порывая тем самым со своей собственной художественной точкой зрения. И одновременно с этими великими замыслами Ле Корбюзье никогда не упускал возможность сделать скромный проект для конкретного земельного участка.

   Вооруженный своими первыми манифестами, он постоянно ездил с лекциями по Европе. Многие из этих поездок заканчивались созданием проектов. Так, в 1930 году советские власти консультировались с ним по поводу децентрализации мест отдыха и развлечений. Его "ответ Москве" (позднее названный "Лучезарный город") предусматривал место для промышленного производства, что было новым в его проектах. Городской административный центр теперь отделялся от жилых районов, которые Ле Корбюзье представлял себе как "зеленый город".

   Осенью 1929 года он отправился читать лекцию в Южную Америку, и эта поездка полностью изменила его восприятие городов и пейзажей. Теперь они открывались перед ним не с земли, как Флоренция или Рим. а из иллюминатора самолета. Его восхищение воздухоплаванием проявилось в иллюстрированном альбоме "Aircraft", который вышел на английском языке в Лондоне в 1935 году, и в дальнейшем Ле Корбюзьеобычно пользовался именно этим видом транспорта. Под впечатлением видов пампасов и великих рек Южной Америки с высоты он набрасывал эскизы генеральных планов Буэнос-Айреса, Монтевидео и Сан-Паулу, позднее - для Алжира.

   Такая деятельность была неразрывно связана с контактами с промышленными и технократическими кругами, что превратило его восторг перед всей техникой в глубокий интерес к управлению и рационализации общества, как это пропагандировалось в те годы технической элитой. Он постоянно пытался убедить "власти" предпринять радикальные шаги для осуществления "мобилизации" страны ради реализации великих планов. После того как с 1928 по 1931 год он целиком вжился в пятилетние планы Советского Союза, Ле Корбюзье разработал "План-снаряд" для Алжира в рамках сомнительной стратегии модернизации, поддерживаемой журналами "Plans" и "Prelude", с которыми но сотрудничал с 1931 по 1936 год. Перепутье между "американизацией" и "большевизацией", по его мнение, характеризовало тогда ситуацию в Европе. Идея "линейного индустриального города", заимствованная у русских и использованная для градостроительного плана города Злин в Моравии, в 1935 году легла в основу "трех форм расселения" - теоретической системы Ле Корбюзье, которая будет опубликована в 1945 году.

Ле Корбюзье

   После балансирования между крупными неосуществимыми проектами и малобюджетными, но вполне реальными, с 1945 годы Ле Корбюзье занимался лишь совсем немногими, однако практическими заказами. Во время оккупации Франции Германией он продолжал разрабатывать теоретические вопросы.Успешно продвигалась его публицистическая деятельность, например в 1943 году вышла в свет "Афинская хартия" - основополагающая книга конструктивного градостроительства. Он много думал о создании новой Франции после освобождения.

Сюрпризы Ле Корбюзье в зрелом возрасте

Ле Корбюзье

   Оставив за плечами шестидесятилетний юбилей, будучи очень известным архитектором, Ле Корбюзье вступил в новую жизнь. Как при строительстве штаб-квартиры ООН в Нью-Йорке, когда были использованы его идеи, но осуществлены другим (в этом отношении Ле Корбюзье чувствовал себя "лишенным всех прав, ограбленным, как в лесу"), так и при восстановлении Европы ему не удалось реализовать ни единого своего градостроительного плана. Правда, в Марселе Ле Корбюзье все таки сумел построить единый жилой комплекс большого многоквартирного дома, над которым он для собственного удовольствия работал с 1922 года. Он начал заниматься скульптурой (вместе со столяром-краснодеревщиком Жозефом Савиной) в 1946 году, писать картоны для гобеленов в 1948-м; развивал собственные теории о "синтезе высоких искусств". Порвав со служением машинной эстетике, он устремился к созданию "невыразимого пространства" - архитектурного синтеза по ту сторону инженерно-технического анализа. Для Ле Корбюзье очень важна была пропорциональная соразмерность, гармония его произведений. Он разрабатывает "модулёр" - систему универсальных пропорций, основанную на золотом сечении и шкале человеческого масштаба; эти типовые модули оставались основой расчетов всех построек и проектов Ле Корбюзье до его смерти в 1965 году. Одновременно с этим архитектор опубликовал ряд книг - "Планы Парижа", "Ателье терпеливых изысканий", "Поэма прямого угла". Эти работы были уже не манифестами, но эстетически привлекательными изданиями, содержавшие все аспекты его идей, однако теоретические выкладки здесь нередко теснила автобиография.

   Когда Ле Корбюзье спроектировал и возвел скульптурно выразительную церковь п Рошане в 1951 - 1955 годах, а затем, когда использовал методы местного народного строительства для домой Жауль, он шокировал всех, кто причислял его к белой эстетике умозрительных объемов 1920-х годов. Благодаря доверю премьер-министра Индии он наконец-то смог спроектировать и выстроить с нуля целый город - Чандигарх, а также реализовать проекты административных зданий в Пенджабе. В то же время он построил два дома в Ахмадабаде, где учел особенности климата Индии и мастерски использовал свет вкупе со своими любимыми мотивами. Затем в 1959-м он построил Национальный музей западного искусства в Токио и Карпентер - центр визуальных искусств в Гарвардском университете в СШа в 1952 - 1962 годах. Ле Корбюзье имел обыкновение проводить лето почти как отшельник либо в своей бревенчатой хижине на средиземноморском побережье В Рокебрюн-Кап-Мартен, либо в своем ателье на улице Нюнжесс-ет-Коли в Париже.

   В его последних проектах нет ни малейших признаков потворства собственным желаниям или самодовольства; они отмечены плодовитой неугомонностью его молодости. Его постройки вступают в диалог с небом, как доминиканский монастырь в Ла Туретте и незаконченная церковь в Фирмини. Ле Корбюзье исследует новые технические и эстетические возможности, как, например, павильон фирмы "Филипс" на Международной выставке в Брюсселе в 1958 году. Работы Ле Корбюзье этого времени были во многом реминисценциями, хотя и модернизированными, его самых первых находок, таких как "архитектоническая променада" и "открытая планировка". Он вновь открывал города, некогда покорившие его сердце, например Венецию в связи с новым проектом больницы. До самой смерти в 1965 году Ле Корбюзье черпал вдохновение в воспоминаниях о пейзажах и зданиях, какие он некогда видел, и тех, какие создал сам.

Ле Корбюзье - раздвоенный и многогранный

Ле Корбюзье

   Творчество Ле Корбюзье на протяжении всей его долгой жизни ассоциировалось с единым жилым комплексом в Марселе и церковью в Роншане, так же как с едкими афоризмами, на которые он никогда не скупился и которые с годами звучали все меланхоличнее. Однако если взять себе за труд понять его личность, какой она была в 1920-е годы, то он был предприниматель и художник (даже если сам и считал, что профессиональные художники его отвергли бы), критик и эссеист, репортер и оформитель. Над энергичной личностью, каковую он являл публике, на самом деле постоянно шла работа. В одном письме 1926 года он признается в собственной раздвоенности: "Ле Корбюзье - это псевдоним. Ле Корбюзье производит архитектуру, и это все. Он преследует немотивированные идеи... Это существо, независимое от веса плоти и крови. Оно не должно никогда померкнуть (но насколько у него получится?). Ш. Эдуар Жаннере - это мужчина из плоти и крови, прошедший через все лучезарные и отчаянные приключения, скорее, бурной жизни. Жаннере Ш.Э. пишет картины, ибо - не будучи художником - всегда страстно интересовался живописью и всегда писал". Эта раздвоенность личности, собственно, и придает привлекательности его крайне радикальным постройкам и расширяет восприятие его в живописи.

   Круг людей, оказавших влияние на формирование творчества Ле Корбюзье, охватывает несколько поколений. Это и "отцы" - Д`Эплатенье и Огюст Перре и мюнхенский архитектор теодор Фишер, к которому он испытывал неизменное уважение и привязанность. Его контакты с Людвигом ван дер Роэ были эпизодическими, а с Вальтером Гропиусом - более крепкими. Ле Корбюзье поддерживал программу Баухауза и вместе с Гропиусом активно участвовал в организации Общества Международных конгрессов современной архитектуры (CIAM), проходивших в 1928 по 1959 год, содействуя распространению радикальных идей среди международной архитектурной элиты. Его связывали узы дружбы с цюрихским историком искусств и генеральным секретарем CIAM Зигфридом Гидеоном, но отношения с некоторыми французскими членами CIAM , в частности с Андре Люрса, были более сложными. Он очень дорожил сложившимися в 1928 году творческими контактами с Александром Весниным и русскими конструктивистамим, в Бразилии - с Лучио Костой и молодыми архитекторами из Рио-де-Жанейро Оскаром Нимейером и Аффонсо Эдуардо Рейди. По отношению к Фрэнку Ллойду Райту, с работами которого он познакомился еще в юности, Ле Корбюзье всегда сохранял дистанцию. Райт откровенно ревновал к успехам парижанина, причем настолько, что яростно критиковал его жилой комплекс в Марселе.

   Среди ближайшего окружение архитектора следует выделить Пьера Жаннере, Шарлотту Перриан и Жана Пруве; остальные по политическим взглядам были, скорее, левыми и большей частью также из политических соображений в конце 1930-х годов отошли от Ле Корбюзье. Бывшие сотрудники конструкторского бюро на улице Севр тоже образовывали сплоченный круг верных друзей разного возраста. Пьер -Андре Эмери, Альфред Рот, Йозеф Луис Серт, Юнзо Сакакура были ведущими лицами в бюро Ле Корбюзье до 1940 года. Жеральд Аннинг, Андре Воженски, Дорж Кандили и Роже Ойям обеспечивали продолжение деятельности бюро после 1945 года. Янис Ксенакис, Балкришна Доши и Жан-Луи Вере, а также после них Хосе Уберерье, Жильермо Джулиан де ла Фуенте и многие другие содействовали реализации проектов в последние 10 лет жизни Ле Корбюзье , а после его смерти продолжили незаконченные им проекты.

"Новый дух" Ле Корбюзье - от скандала к признанию

   С того момента, как "Новый дух" вылетел на мировую сцену, Ле Корбюзье сделался публичной персоной. Его ниспровергающие авторитеты статьи представляли своего автора мятежником ницшеанской закваски и разрушителем-нигилистом еще до того, как его первые постройки дали повод русским вождям увидеть в нем "образ нового человека". По ироничному определению Сальвадора Дали, для антикоммунистической критики он стал "троянским конем большевизма". С точки зрения критиков его жилого комплекса в Марселе, после 1945 года он сделался "сумасшедшим", приверженцем "грубого бетона". Историк искусства Пьер Франкастель упрекал Ле Корбюзье в том, что он прямо-таки насильственными методами желает заставить жильцов его домов быть счастливыми.

Ле Корбюзье

   В 1950-е годы Ле Корбюзье был уже знаменит, и тем не менее французские чиновники едва замечали его до тех пор, пока тогдашний министр Андре Мальро не сделал ему наконец специальный заказ на строительство музея, о создании которого архитектор мечта последние тридцать лет. В этот период жизни, когда его стиль, порой в карикатурно формальной манере, использовался по всему миру, архитектурный критик Колин Ров и молодые американские архитекторы, такие как Джон ХейдукТ Петер Эйзенман или Рихар Мейер, заново открыли творчество Ле Корбюзье пуристского периода. Это ознаменовало начало совершенно нового подхода (он имеет место до сих пор), подвигавшего историков архитектуры усердно реконструировать по архивным материалам его проекты и идеи.

   Посмертная слава Ле Корбюзье приобрела такие колоссальные масштабы, что некоторые из его нереализованных проектов могут быть осуществлены сейчас. Павильон "Новый дух" выстроен в Болонье, а церковь в Фирмини была довольно точно изучена незадолго до смерти архитектора, так что вполне может быть возведена. Впрочем, до Эррацурица, спроектированный в 1930 году для Чили, или Дворец правительства в Чандигархе - если их будут строить в настоящее время - получатся, пусть и в натуральную величину, но бездушными макетами.

   И возможно ли до конца постичь "послание" Ле Корбюзье, того, кто всю жизнь действовал с пылкостью пророка? Его наследие очень велико. Ле Корбюзье словно бы сам практиковал известный маньеризм, когда заново использовал некоторые из собственных конструкций, преобразовывая их до неузнаваемости, подобно тому, как Микеланджело "расправлялся" со своими ранними мотивами.

   Творчество Ле Корбюзье, вероятно, резюмировать как ряд едва ли не противоречащих друг другу позиций. Оно основывалось на неутолимом любопытстве к городу и его требованиям, к истории архитектуры и строительным приемам разных народов. Кроме того, он создал множество теоретических трудов, объясняя собственные устремления. Однако его карьера требовала также и политических и дипломатических действий. Он был способен убедить большинство потенциальных заказчиков в правильности своих замыслов потому, что был совершенно уверен, что у архитектуры всегда есть решения городских проблем.

Эта статья была опубликована 07 September 2011 г..
Товары, связанные с данной статьёй:
1001 здание, которое нужно увидеть
1001 здание, которое нужно увидеть
Гауди
Гауди
Ле Корбюзье
Ле Корбюзье
Великие здания. Мировая архитектура в разрезе: от египетских пирамид до Центра Помпиду
Великие здания. Мировая архитектура в разрезе: от египетских пирамид до Центра Помпиду
Калатрава
Калатрава
Тадао Андо
Тадао Андо
Баухауз
Баухауз
Искусство и архитектура. ХХ век (комплект из 2 книг)
Искусство и архитектура. ХХ век (комплект из 2 книг)
Ричард Мейер
Ричард Мейер
 
© Copyright kniga-v-podarok.com.ua. 2010 - 2017